“Компании стали уходить на удаленку - и это был удар для нас”, - вспоминает март 2020-го года - начало пандемии коронавируса в Беларуси - Олеся Крумкач соучредитель компании BONO, специализирующейся на корпоративном питании. Предпринимательница признается, что в тот момент она совершенно не понимала, как продолжать строить бизнес в новых условиях - и делала все интуитивно. Хорошая интуиция, актуальный образовательный проект и желание работать несмотря ни на что в итоге и помогли бизнесу не только остаться на плаву, но и ввести в портфель услуг новые и сохранить их в постковидный период.

В марте прошлого года многие компании стали массово уходить на удаленку. Согласно результатам исследования, проведенного Программой развития ООН (ПРООН), практику удаленной работы в какой-то момент пандемии внедрили около трети субъектов малого и среднего бизнеса в Беларуси.

- У нас очень большая часть заказов была в корпоративной сфере. И это стало ударом для BONO. Благо, в нашем клиентском портфеле были и производственные компании, и они не остановились, хотя тоже сократили количество административного персонала в офисах. Полностью исчез спрос на кейтеринг - ну какие ивенты в пандемию? Если до кризиса мы кормили 5 тысяч человек в день и уверенно прирастали, то в пандемию упали до 2200 заказов, - вспоминает Олеся. - Все, конечно, звучит достаточно оптимистично - мол, даже в пандемию мы кормили более 2 тысяч человек, но с учетом аренды и расходов на персонал это значительно сказалось на доходах.

BONO с 2010 года работает в сегменте «корпоративное питание».

До пандемии у компании было несколько направлений:

●     доставка в офисы и на производства комплексных обедов в одноразовой посуде, обеспечение ежедневным питанием сотрудников крупных и средних компаний;

●     аутсорсинг корпоративных кафе и столовых (для крупных компаний);

●     кейтеринг для компаний.

Олеся была не единственной, кто не понимал, как продолжать строить бизнес в новых условиях: теперь уже понятно, что в тот момент почти все представители малого и среднего бизнеса оказались не готовы к неожиданным условиям работы. ПРООН в конце 2020-го года провела в Беларуси исследование, в котором приняли участие предприниматели из 82 районов страны. Оказалось, что около 80% опрошенных ощутили негативное влияние пандемии коронавируса. Тяжелее всего было тем, кто работает в туризме, перевозках, услугах, общественном питании и торговле.

- Больше всего пугала, конечно, неизвестность: не понимаешь, надолго ли кризис, как сильно он ударит, что будут делать клиенты. Ты не можешь прогнозировать, на сколько сократится выручка, как придется сокращать персонал и зарплаты, при этом нужно сохранять спокойствие, потому что на тебя смотрит команда. Но было не до паники, мы собрались - и сегодня я могу сказать, что все сделали правильно.

Что изменила компания BONO с приходом пандемии?

●     Сократила расходы, пересмотрев режим работы производств: одно из двух практически сразу заморозили: и оно до сих пор законсервировано.

Как показало исследование ПРООН, сокращение расходов стало одним из самых популярных направлений оптимизации бизнес-процессов в пандемию. К этой мере обратились более половины опрошенных предпринимателей.

●     «Мы уменьшали рабочие часы, чтобы люди работали хоть и меньше, но регулярно и имели заработок, и сохранили основную команду”, - рассказывает Олеся.

Согласно результатам исследования ПРООН, за персонал боролись почти все белорусские компании из малого и среднего бизнеса. Только 16% опрошенных руководителей были вынуждены сокращать людей; приблизительно треть ввели режим неполного рабочего дня или отправили часть сотрудников в отпуск.

●     Особое внимание уделили безопасности: “К нам как поставщикам питания были особенные требования, - поясняет Олеся. - Мы контролировали физическое состояние сотрудников, чаще стали обрабатывать рабочие поверхности, усилили контроль за гигиеной».

Как следует из результатов исследования ПРООН, так же поступили более половины белорусских компаний. Сотрудников обеспечивали средствами индивидуальной защиты, следили за соблюдением физической дистанции, рабочие места убирались с дезинфицирующими средствами, а сотрудников с симптомами COVID-19 недопускали к работе.

●     Стали искать новые форматы. “Когда кейтеринга не стало, появилась идея организовать доставку корпоративных «приветов» по адресам. Прикинули: у нас есть полноценное кондитерское производство, штат машин и курьеров, а у компании, ее партнеров и сотрудников - тоска по взаимодействию. Поэтому мы готовим, например, сеты из десертов или закусок, по желанию заказчика можем дополнить брендированными сувенирами компании, и доставляем наборы по адресам”. По словам Олеси несмотря на то, что спрос на услуги кейтеринга уже вернулся, пусть и не в доковидном объеме, услуга доставки «приветов» тоже осталась востребованной и расширила портфель компании.

Пересмотр стратегии деятельности стал одной из популярных мер во время пандемии: этим занялись треть опрошенных в рамках исследования ПРООН предпринимателей. Средний бизнес в большей степени оценил эффективность этой меры – там значительная роль отводится стратегическому планированию. Микробизнесу же было проще перепрофилироваться в кризисной ситуации благодаря большей гибкости компаний, менее сложной структуре бизнеса и меньшему количеству наемных сотрудников.

Для помощи малому и среднему беларусскому бизнесу в пандемию ПРООН запустила бесплатную образовательную инициативу «БИЗНЕС-19». Целью было дать знания, которые помогут предпринимателям быстрее восстановиться от понесенных потерь в пандемию и сделают их бизнес более устойчивым к любым кризисным обстоятельствам в будущем. На обучение пришла и Олеся Крумкач.

- Мы шли за структурированной информацией в различных сферах – в маркетинге, управлении рисками, стратегическом планировании, личном бренде, в кадрах. Проблема в том, что потенциальные клиенты недостаточно осведомлены о наших возможностях и услугах. До кризиса мы росли через активные продажи, потом решили, что нужно подключать и маркетинговые инструменты. Также есть сложность в том, что часть клиентов находится «на удаленке», поэтому «достучаться» до них стало сложнее. Конечно, нам, думаю, как и любой компании нужно было четкое понимание того, как жить и делать бизнес в новых условиях. Мы придерживаемся принципа, что и в кризис можно расти - и нам это, оказывается, удается, но надо сверять часы с рынком и экспертами.

Олеся говорит, что представители BONO прослушали лекции курса (они и сейчас доступны на сайте инициативы), а также брали дополнительные индивидуальные консультации по маркетингу и кадрам. По результатам исследования ПРООН, кстати, выяснилось, что во время пандемии около трети предпринимателей пересмотрели стратегии развития и обратились к разработке антикризисного плана. Причем для 70% из них этот опыт оказался успешным.

- В результате мы немного изменили принципы массового рекрутинга персонала, стали уделять больше внимания другим каналам поиска: попробовали рекламу не только в интернете, но и метро, транспорте, на ТВ. Также вкладываем больше усилий в презентацию себя как работодателя и адаптацию новых сотрудников.

По словам предпринимательницы, за прошедший год в сфере питания появилась “огромная проблема с кадрами”, и это замечают не только в BONO, но и у коллег.

- Кадры просто исчезли. Мы предполагаем, что условный повар, потеряв занятость в пандемию, ушел, к примеру, в такси. Линейный персонал подорожал на рынке на 30% - это повара, посудомойки, водители. Так что после пандемии расходная часть выросла.

В сфере маркетинга BONO похвастать пока нечем: говорят, хоть и понимают, что возможности и услуги компании недостаточно знают потенциальные клиенты, пока просто нет рук.

- Решаем текущие вопросы, связанные с движением компании к доковидным объемам: иногда даже стараемся притормозить, чтобы не наращивать базу и максимально качественно и комфортно для клиента и себя справиться с теми объемами, которые уже есть. Так что дополнительные маркетинговые усилия пока не очень нужны: видим свободные ниши, но пока поставили вопрос на паузу.

Кризис указал на новые возможности для структурных преобразований и создания более благоприятных условий для развития бизнеса в новых условиях. Результаты исследования ПРООН легли в основу разработки конкретных рекомендаций по повышению эффективности мер реагирования на COVID-19 и послекризисного восстановления экономики.

Бизнес в условиях кризиса, считают в ПРООН, несомненно, нуждается в поддержке, — чтобы не допустить роста безработицы и обеспечить устойчивое восстановление экономики: малый и средний бизнес в 2020 году обеспечил 26,4% ВВП Беларуси и дал рабочие места почти полутора миллионам человек.

Реализация мероприятий по преодолению социально-экономических последствий пандемии COVID-19 является приоритетом деятельности ПРООН в Беларуси и соответствует целям по государственной поддержке малого и среднего предпринимательства, закрепленным в основных программных документах на период до 2025 года.

В основе стратегии ПРООН по социально-экономическому развитию после пандемии – работа по защите уязвимых групп, обеспечению перехода к устойчивой «зеленой» экономике, содействию цифровой трансформации и поддержке инноваций.

Icon of SDG 01 Icon of SDG 03 Icon of SDG 08

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка