В начале этого года по инициативе ПРООН Беларусь стартовала Лаборатория по ускорению устойчивого развития. Она вошла в состав Глобальной сети лабораторий, размещенных на 92 площадках и оказывающих поддержку 116 странам мира.  Беларусь с гордостью заняла свое место среди этих стран, чтобы активизировать изменения в области развития, используя инновационный подход.

Цель создания Лаборатории по ускорению устойчивого развития - собрать воедино возникающие на низовом уровне новаторские решения, основанные на актуальных данных и результатах экспериментов, для усовершенствования подходов, направленных на решение проблем в области развития.

Определение приоритетного направления

В качестве одной из первых задач мы как команда должны были распланировать первые сто дней работы, исходя из первоочередных проблем, которые мы с коллегами определили совместно, чтобы объединить имеющиеся у нас знания и опыт. Среди первоочередных мы выделили проблемы зеленой экономики, цифрового развития и расширения экономических возможностей и прав женщин, в работе над которыми можно опираться на уже действующие программы и предлагать инновационные решения. В частности, мы обратили внимание на совместную инициативу ПРООН в Беларуси и Подразделения по изучению поведения (Behavioral Insights Team (BIT)), целью которой является расширение экономических прав и возможностей женщин на основе поведенческих наблюдений.

Поведенческие наблюдения закладывают основу для инновационных подходов в работе Лаборатории по ускорению развития, в частности, в вопросе определения проблем и возможностей для местного населения и нахождения последующих решений в области развития. Это совпадение заставило нас более глубоко погрузиться в тему и определить, какие препятствия мешают женщинам начать свое дело, какие факторы им помогают, и какие решения может предложить Лаборатория по ускорению развития.

«Особая женская модель ведения бизнеса»

В первом наблюдении помогли уже имеющиеся данные и результаты исследований.

Было обнаружено явление, для которого один из сотрудников команды BIT, проводящих опросы, нашел емкое определение «особая женская модель ведения бизнеса».  Эта идея подтверждается результатами работы белорусских исследователей (Нестерчик, 2016).  Похоже, заявления об отличии женской стратегии и стиля ведения бизнеса от мужской не редки. Первый вариант описывают как мягкий, ориентированный на процесс, характеризуемый наличием связей, мелкомасштабный, ориентированный на предоставление услуг и традиционный, что бы это ни означало.  Второй - ориентированный на результат, основанный на технологиях, средне- и крупномасштабный, более агрессивный. Иными словами, описание соответствует традиционному толкованию понятий женственности и мужественности.

Для второго наблюдения мы обратились к распространенным в социальных сетях идеям о женском предпринимательстве.

Мы сделали анализ социальных сетей на предмет того, как описываются программы женского предпринимательства - какие слова и визуальный ряд используются, как выглядят основные идеи и концепции таких программ.  Представленные в вербальной или визуальной форме, многие из них открыто подчеркивали роль женщины-матери, домашней хозяйки и роль семьи в жизни женщин.  Независимо от карьерных устремлений женщин, функции ухода за членами семьи по-прежнему рассматривают как принципиально важные для женщин и как их первоочередную обязанность и приоритетную задачу. Имеющиеся данные, что неудивительно, подкрепляют это утверждение: участие женщин в обеспечении неоплачиваемой работы по уходу несоразмерно выше в сравнении с мужчинами.  Иными словами, женщины выполняют 76,4% от всего объема неоплачиваемой работы по уходу или проводят, в среднем, в 3,2 раза больше времени, ухаживая за детьми и пожилыми родственниками (Дурагова, 2020; Чармс, 2019).  

Рис. 1. Среднее распределение времени (часы и минуты) по полу - все население от 10 лет и старше. Источник: https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/30943?locale-attribute=en Fig. 18

Изучение явления

Третье наблюдение касалось того периода жизни женщин, когда они готовы создать свой бизнес.

Акулова (2018) предполагает, что женщины предпочитают начинать свое дело после рождения детей. Одна из главных причин состоит в том, что женщины, на которых лежит основная забота о семье, должны совмещать работу на полную ставку и материнские обязанности. С 40-часовой рабочей неделей и необходимостью организовывать жизнь ребенка в неудобное время до и после школы у женщин не остается другого выбора, кроме поиска компромисса между карьерой и гибким графиком работы, который недостаточно хорошо оплачивается.

Еще одним вариантом может стать совмещение начала бизнеса и материнства.  И опять в корне проблем лежат традиционные взгляды на гендер, разделяемые здесь многими: мужчины не торопятся поддержать женские начинания в бизнесе.  Мужчины предпочитают, чтобы женщины оставались дома, а быть матерью - это идеал женщины и женственности как таковой. Женщины сами объясняют эту ситуацию:  «Многие семьи здесь имеют очень традиционные взгляды. Они требуют, чтобы женщины оставались дома и растили детей, а мужья зарабатывали больше, чем жены. Многие женщины даже не думают о собственном бизнесе из-за этого» (цитата из отчета о поведенческом наблюдении, ПРООН Беларусь, 2019).     Когда женщины продуктивны и эффективны, растет и экономика.  Состоявшиеся и успешные женщины вносят вклад в счастье семьи и вкладывают силы в воспитание и образование детей.

Как это связано с уверенностью?

Последнее, но не менее важное наблюдение касалось уверенности, а точнее, ее отсутствия.

Женщины, принявшие участие в исследовании поведенческого анализа, упоминают недостаток уверенности как основную причину, мешающую им начать собственное дело. При этом те факторы, которые стоят за отсутствием уверенности, еще недостаточно раскрыты, чтобы понимать, как с ними бороться, и как помочь женщинам преодолеть этот недостаток.

И все же некоторые первоначальные соображения о недостаточной уверенности позволяют предположить, что причиной того, что женщины-предпринимательницы не чувствуют себя уверенно может быть предвзятое отношение финансовых учреждений. Например, в Беларуси мужчины получают на 55% меньше отказов в предоставлении кредита, чем женщины, хотя женщины более аккуратны в погашении задолженностей, согласно отчетам ЕБРР.  Такое отношение со стороны банков отбивает у женщин желание начинать свой бизнес и мешает их росту. 

Рис. 2. Белорусские банки сквозь призму гендера

Что дальше?

Изучая результаты наблюдений, мы задаем себе вопросы о том, как и почему возникло представление об "особой женской модели ведения бизнеса», и как его можно разрушить? Какие у него могут быть последствия, какое влияние оно может иметь на деловую уверенность женщин? Как можем мы поддержать женщин, начинающих бизнес, как расширить их потенциал и уверенность в своих силах, помогая им стать продуктивными и эффективными?

Примеры разных стран показывают, что это тернистый путь.

Однако прежде, чем планировать программы расширения экономических возможностей женщин, нам нужно заручиться поддержкой наших коллег, национальных партнеров, НГО, частного сектора и всех сторон, заинтересованных в нахождении инновационных решений. Более важны для Лаборатории сами женщины.  Мы должны использовать подход, ориентированный на человека, как один из главных инструментов обеспечения того, что женщины и их потребности находятся в центре внимания программ и проектов.

Давайте действовать.

*Особую благодарность хочу выразить нашим коллегам из команд программ и проектов за оказанный нам теплый прием и предоставленные обширные данные для проведения анализа, а также женщинам, которые поделились своими историями и опытом с ПРООН Беларусь.  

Виктория Лавринюк, руководительница поиска решений, Лаборатория по ускорению устойчивого развития, ПРООН Беларусь

Icon of SDG 05 Icon of SDG 10

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка